Русский > Актуальное > Публикация

Антонио Сокки, «Lo Straniero»

Дата публікации:   2017-06-13
Автор:   Мировые новости

 

Антонио Сокки, «Lo Straniero»

 

Антонио Сокки, итальянский журналист и писатель. Родился в 1959 г. в Сиене. Наиболее известен благодаря статьям и книгам на католическую тематику.

Окончил Университет Сиены, учился у литературного критика Франко Фортини. Работал в еженедельнике «Il Sabato», был редактором «30 Giorni» и «Il Giornale». Также сотрудничал с другими итальянскими СМИ, в том числе с «Il Foglio», «Libero» и «Panorama».

 

В 2002-2004 годах он был автором и ведущим программы «Excalibur». С 2004 года работает директором колледжа радиотелевизионной журналистики в Перудже. Тем временем стал самым популярным католическим автором в Европе.

 

Во время своего паломничества в Фатиму 13 мая 2010 г. Бенедикт XVI предусматривал, что на сотую годовщину явления Пречистой Девы Марии (2017) мир увидит триумф Непорочного Сердца Девы Марии. Но 12 мая 2017г. папа Бергольо по сути ликвидировал Фатиму и послание Божьей Матери.

 

В своей проповеди Бергольо читал, слава Богу, нормальный текст, подготовленный богословами Святого Престола (которые занимаются канонизацией детей-пастушков), и там даже есть краткое упоминание об аде (согласно стратегии Бергольо). Но когда сегодня он произнес истинно берголианскую проповедь, произошло что-то неприятное. Видимо, он прибыл в Фатиму именно для того, чтобы произнести слова, которые противоречат всему, что до сих пор было сказано в святилище другими папами, которые ходили сюда как паломники.

 

Открытый счет

То, что Бергольо имел невозведенные счета с Фатимой, можно предположить также потому, что во время полемики на синодах (о принятии прелюбодеев) часто цитировались слова сестры Луции, из которых было вполне ясно, какими ошибочными являются модернистские теории, которые Каспер приготовил для Бергольо.

 

Кардинал Карло Каффарра, который боролся и защищал католическую веру, а затем стал одним из протагонистов дубии, сообщил о том, что когда Иоанн Павел II поручил ему основать Папский институт по изучению брака и семьи, он писал сестре Луции и попросил ее о молитве. И удивительно, визионерка ему ответила длинным письмом, в котором говорилось, что последнее противостояние между Господом и царством сатаны, будет касаться семьи и брака. «Но не бойтесь, – добавила она – ибо кто заботится о святости брака и семьи, всегда будет бит и на него будут нападать всячески, потому что это решающий пункт». И закончила: «Но Мария уже раздавила ему голову».

 

В целом, можно понять, что Бергольо не был благосклонен к Фатимским явлениям, потому что здесь было видение ада, призыв к обращению и покаянию, а также пророчество о наступлении (атеистического) коммунизма, чьи преступления, особенно преследование христиан, залили кровью весь ХХ век. Все эти темы Бергольо не нравятся. Вряд ли кто-то бы такое придумал, что он отправится в эту поездку именно потому, чтобы уничтожить Богородичное явление и послания.

 

Беспрецедентное выступление:

Разрушение

Выступление на бдении в пятницу является решающим (обряд благословения свечей). Здесь Бергольо не только совсем не упомянул ни об аде, ни о безбожном коммунизме, но прямо опроверг и пророчество Пречистой Девы Марии и буквально высмеял послание Луции.

 

Тем не менее, реальность такова, что центральной темой Фатимских явлений было видение ужасов ада, который увидели пастушки. Ради этого Пречистая Дева явилась: Она выразила свою искреннюю боль над столькими пропащими душами, которые летят в пропасть, и предостерегала перед атеистическим коммунизмом (который за несколько месяцев воцарился в России). Она призвала к обращению и покаянию, чтобы избежать вечной гибели и катастроф, которые через соделание зла приходят на человечество и на свет.

 

Бергольо приехал в Фатиму, чтобы все опровергнуть

Однако Бергольо отметил, что это большая несправедливость по отношению к Богу и Его милосердию, когда утверждается, что прежде всего Он осуждает и наказывает грехи, потому что в первую очередь надо подчеркнуть, что они прощены Его милосердием. Он повторяет: «Мы должны превозносить милосердие над справедливостью и судом». Какую цель он преследует? Очевидно, объектом его критики является Фатимское послание – таким, как его передала сестра Луция. Однако визионерка только повторяла слова самой Пресвятой Богородицы.

 

Существует три возможности: или Бог, по мнению Бергольо, не достаточно милосерден и ошибается, когда осуждает столько душ на вечное наказание; или Бергольо не верит в явление; или обвиняет прямо Деву Марию, что она совершила большую несправедливость по отношению к Богу.

 

А он вообще верит?

То, что Бергольо действительно не верит в явление и чуда – это более, чем предположение, потому что он сам это сказал в разговоре, представленном в книге «Небо и земля»:

«Я имею большое недоверие к случаям исцеления, прежде всего тогда, когда речь идет о явлениях и видениях. Это вещи, которые заставляют меня оппонировать. Бог не подобен Корреа Андреани, который производит серии посланий».

 

Бергольо практически заявляет, что верит в Бога, но никак в католического Бога. Последний раз он сказал это открыто Е. Скальфаро: «Я верю в Бога, но никак не в Бога католического».

Также мусульмане и масоны могут подписать подобное заявление. Но не католики.

 

Проблема заключается в следующем: это человек, который будучи папой в Католической Церкви, хочет завести Церковь за пределы католицизма. Поэтому вчера он высмеивал страх из ада и материнское предостережение Богородицы перед вечной гибелью.

 

Божья Матерь

Бергольо прямо замахнулся на народное почитание Девы Марии, когда иронизировал: «Святая иконка, к которой кто-то прибегает, чтобы снискать расположение по низкой цене». Из этого видим его пренебрежение набожностью католического народа, и он снова замеряется против Луции, которая якобы передала нам карикатуру Богородицы: «Она изображает Марию своей субъективной чувствительностью; видит Ее как ту, которая задерживает руку Божьей справедливости, готовую наказывать».

 

Это явное отрицание Фатимского, а также Ласалетского посланий (оба послания признаны Святой Церковью), достойное возмущения.

 

Страх Божий

Как я уже сказал, предостережения Богородицы перед опасностью вечной гибели, Бергольо обращает навыворот: «Мы должны ставить милосердие над судом». Это его субъективная идея-фикс, согласно которой мы все будем спасены, а потому не нужно обращения, и тем более покаяния. Это причина того, почему в пятницу он не упомянул об аде. По всем этим причинам Бергольо делает вывод: необходимо, чтобы мы избавились «страха перед Богом», которого нас учит Дева Мария.

Он говорит: «Отбросим в сторону все формы страха и боязни, потому что это не принадлежит тому, кто любим». Никакого упоминания о страхе Божием.

 

В своих выступлениях за последние месяцы он отвергает Бога, Которого проповедует Церковь (не существует католический Бог), высмеивает Троицу (внутри Пресвятой Троицы будто бы все спорят за закрытыми дверями, в то время как снаружи есть образ единства), насмехается над Сыном Божиим (Иисус немного шутит) и доходит к прямому богохульству, говоря, что «Иисус на кресте стал дьяволом». А теперь он топчет Фатимское послание и образ Девы Марии, которую чтит католическая набожность. Поэтому я спрашиваю: Какое еще другое разрушение нашей веры он должен представить, чтобы открыть глаза своим восторженным обожателям?